Новости: КРИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ! НАШ ТОВАРИЩ В БЕДЕ! НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ Сентябрь 20, 2021, 23:19:25
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. *






Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор

Тема: *Предрасположенность с детства. Жизнь с неврозом. (Прочитано 6545 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Чернышова Наталья
Прохожий
*

Репутация 0
Offline Offline

Сообщений: 4
Дневник: Читать>>


« : Июль 19, 2011, 09:46:38 »

Меня зовут Наташа. Мне 29 лет. Читая карточки "пациентов", осмелилась поделиться и своей историей. Будет многа букаф.

Что у меня в голове и где собака зарыта?
Я родилась и выросла в небольшом северном городишке, в полной счастливой семье. С детства была очень стеснительной, застенчивой, пугливой. Посещение детского сада было для меня дикой мукой. Я боялась воспитателей, детей, запаха манной каши, наказаний «в угол». Мне казалось, что я никчемный гадкий утенок, что я некрасивая, неправильная, глупая. Поводов так думать мне никто не давал. До сих пор не могу понять, почему мое детство прошло в атмосфере закомплексованности и страха. В школе я ни с кем не дружила, всего боялась, в соревнованиях и общественных мероприятиях участвовать отказывалась. Каждый урок физкультуры был для меня пыткой, потому что игры в команде меня сильно пугали. Коллективных мероприятий избегала, выступать у доски жутко боялась. Стихи наизусть учила хорошо, но ответить урок не могла – пропадал голос, и я просто стояла молча у доски, бледная как мел. В старших классах я придумала себе мир одиночества, который меня сильно устраивал. Обилие комплексов, сдобренных устойчивым отвержением попсового мира (в традициях переходного возраста) дали в результате подростка, уверенного в своей неполноценности, запуганного самим же собой, затравленного самоедством и страхами. Как я закончила школу – не помню. Всё было как в тумане – жалость к себе и страх облажаться забили весь эфир в моей голове.

С раннего детства был у меня талант к рисованию. Окончив школу с тремя тройками (которых могло не быть – я просто боялась отвечать у доски и прогуливала), я благополучно поступила в пединститут на художественно-графический факультет. Почувствовав аромат студенческой свободной жизни, мои мысли стали упорядочиваться, характер становился устойчивей, заладилось общение с однокурсниками, учеба была в радость. И тут меня понесло! Осознав свою привлекательность, свою весомость, я стала взахлеб пользоваться молодостью во всех направлениях – новые знакомства, новые правила, вечеринки, алкоголь, ночные загулы, клубы, сигареты, секс. Ко второму курсу в институте у меня не закрылась сессия. Но меня это мало волновало. Я просто не просыхала от гулянок. В минуты отрезвления меня хлестала по щекам совесть, но я легко затыкала ее бутылкой пива. Мне нравилось быть пьяной – алкоголь делал меня такой, какой я всегда втайне хотела быть, но не могла. Вмешались родители – отец просто высек меня. Позже он завел со мной серьезный разговор, строго запретив мне такое поведение. К тому моменту у меня в истории прописались два аборта, куча друзей-торчков, несданная сессия, несколько алкогольных отравлений и зависимость от табака.

Когда я взглянула на себя в зеркало – я увидела в нем лохматую дуру, уродку с опухшими веками и осунувшимся загоревшим лицом. Плакала. Родители увезли меня на месяц в деревню к бабушке. Там я предпринимала робкие попытки выпить-загулять, но что-то внутри меня связывало мне руки. Вернувшись в августе в родной город, я пошла в институт, взяла «бегунки» - листики для пересдачи долгов по сессии. И всё быстренько сдала. Успеваемость поползла вверх, я стала усиленно заниматься, много рисовала, учила, зубрила, читала. Радовалась сама себе. Закончила институт, защитила диплом на отлично. Страхи по-прежнему сосуществовали с моим желанием их победить. И внутренний мир мой так и остался одиноко-одиноким-одиночкой. Приступы страха лезли из моей головы как черви, они блокировали мне подступы к реальному миру. Я боялась поездок, мероприятий, общения в коллективе. Но я стала привыкать к себе такой. Думала, что скромность меня красит. Что это благородно. Оправдывалась перед самой собой.

В 2002 году познакомилась с парнем, за которого вышла замуж через три года. За несколько дней до свадьбы я вдруг внезапно поняла, что буду жить с мужчиной, с другим человеком под боком. А как я буду с ним жить, если я всего боюсь? Как мы будем вместе строить наш быт? Как будем заводить друзей? Как будем путешествовать? КАК?! Я БОЮСЬ! На кануне свадьбы, ложась спать, я почувствовала сильную тревогу. Именно почувствовала – она прямо болела в груди. Стало душно, мокро, холодно, жарко, тошно, страшно. Уткнулась носом в подушку, но заснуть не смогла. Сердце стучало прямо в кровать, прямо в ухо и в подушку. Жутко тошнило, я думала, что меня вырвет, корежилась и ворочалась в кровати до утра. Утром пожаловалась маме. Мама развела руками - может, съела чего-нибудь несвежее. Свадьба прошла. Я стойко терпела тошноту, озноб, боль в груди, сердцебиение. Не могла даже попить воды – в горло ничего не лезло. На следующее утро мы с мужем улетели в свадебное путешествие. И приступ неизвестной хрени вдруг резко отступил. В самолете. Я возрадовалась и забыла об этом случае. Отравилась, не более…

С мужем мы развелись через полгода совместной жизни. Я просто испугалась. Чего испугалась? Сама не понимаю. Пошла на попятную. Придумывала поводы не приходить домой, увиливала от походов в кино, от секса. Муж не понял меня. Потому что я сама себя понять не могла. У меня внутри всё переворачивалось. Тревоги усиливались, достигая пика и выражаясь в тех же проявлениях, что и первое «отравление». Я впадала в депрессии, не могла понять причины тревог, боялась их жутко. Ждала их наступления и в моменты ожидания могла терять память от сильного страха. С мужем разводились сложно. Он так и не понял, кто виноват и что происходит. А я объяснить не могла. Просто убегала от него. После развода предпринимала попытки завести отношения с мужчинами, но дальше кино-вино не заходило. Я снова убегала.

В 2005 году с другом летом поехали в Питер. И там меня впервые накрыло очень сильно! Приступ начался внезапно. Резко поплохело, когда мы находились на съемной квартире, отдыхая после завтрака. Я подумала, что я снова отравилась. Пошла в туалет, пардон, потужиться. Ничего не вышло. А состояние всё ухудшалось. Стало так плохо, что я не смогла встать с кровати. Кружилась голова, была сильная слабость, ноги ватные, руки холодные, тело в поту, сильно тошнило и колотилось сердце. Так плохо мне еще не было никогда. Я подумала даже, что умираю. Решила поспать. Сон давался с трудом. Проваливаясь на некоторое время в дрему, я видела жуткие сны, просыпалась от сильной тошноты и снова слушала биение сердца в подушке. Попытки встать только ухудшали самочувствие. Меня воротило от вида еды и питья. Пару дней пролежала пластом на кровати. Плакала, хотела домой, к маме. Ночью появился сильный озноб, трясло так, что спинка кровати стучала о стену. Тянуть было нельзя, я пошла в больницу.

Первый медицинский центр на моем пути принял меня за 350 рублей. Гинеколог увидела признаки внематочной беременности. Тут же вызвали скорую, упекли меня в больницу. В больнице диагноз не подтвердили, отправив меня в стационар на лечение воспаления яичников. Ежедневно кололи кучу лекарств в вены, в жопу, в руки. А лучше мне не становилось. За неделю пребывания в стационаре я ни разу не поела, только пила воду. Теряла стремительно в весе. Спала очень плохо, сумасшедшие сновидения вперемешку с сильной тошнотой доканывали меня в конец. Немного оклемалась постепенно. Решено было ехать домой. Написала отказ от госпитализации, добрели с другом до вокзала, взяли билеты. На вокзале снова сильный приступ. Кружилась голова, всё плыло вокруг, я сбила с ног какого-то дядьку, просто не увидев его перед собой, потому что у меня глаза съехали куда-то в сторону. В груди давило и крутило, дышать было сложно, я все время хватала воздух ртом. До дома как-то доехала. И – о чудо – вдруг всё прошло! Мама накормила меня, я с великим аппетитом съела и первое, и второе, и третье. Пошла в гинекологию, чтобы продолжить лечение воспаления. Стали лечить – приступ снова повторился. Неделю мучений – и снова порядок. Я устала от таких колебаний, от страхов и мучений. Перестала общаться с друзьями, на работе была замкнута, ничего не ела, сильно похудела. Самое главное – все эти годы я находилась в неведении. Я не понимала, что со мной происходит. Я пыталась, искала врачей, но все анализы были в норме. Остеохондроз шейного отдела – основной мотив моих недомоганий. Поверила в остеохондроз, как в причину мучений. Но сомнения были. Что-то тут было не так! Приступы мучили в те моменты, когда я испытывала стресс – единственное умозаключение, к которому я пришла.

Пока я жила с родителями, приступы утихали. За 2006 год – ни одного ухудшения. В 2007 году познакомилась с парнем, вскоре начались отношения. Я боялась повторения приступов, связывая их с воспалением яичников и половой жизнью, не допускала серьезных отношений, хотя влюбилась по уши. Встречи и свидания перешли на стадию предсвадебных отношений. Эх, фак фак фак! У меня внутри горело всё, переворачивалось, когда я думала о свадьбе и совместной жизни. Боялась, что будущий муж меня снова не поймет, что приступы не дадут жить нам полноценно, что я буду от него отдаляться, и он в конце концов меня бросит как больную психичку-шизофреничку. Повторюсь, что и на тот момент я еще не понимала, что со мной происходит.

В 2010 году мы поженились. Приступа на свадьбе не было. Я потихоньку училась управлять своими приступами. Могла себя «заговорить», договориться сама с собой. Иногда не получалось – что-то во мне было такое сильное и неподвластное, что колотило и крутило меня вдоль и поперек. Папа как-то сказал, что это неврастения, что я слишком мнительная и трусливая. Предложил мне валерьянки. Я стала искать ответы в литературе. Натыкалась на разных авторов. Я не знала, что читать. Не могла словами описать свое состояние. А Курпатов, Правдина, и всем известный фильм Секрет – все это усугубляло мое самоедство и самокопание. Поездки в отпуск вместе с мужем давали новые приступы. Только теперь отлеживаться приходилось гораздо меньше времени. Я научилась уговаривать и ободрять себя, и даже не обращать внимания на недомогания. Я привыкла, что они проходят. Но в целом моя нервная система ушаталась в ноль. Я чувствовала себя как в замкнутом круге: от приступов хотелось бежать, я бежала, бежала, бежала и прибегала к новым приступам. Хотелось поехать в отпуск, чтобы отвлечься, но в отпуске мне было плохо, я разворачивалась домой, в надежде, что дома мне полегчает. Дома становилось легче на некоторое время, а потом снова всё портилось. Так я и жила. Привыкла. Муж любил меня, не смотря на мои недостатки, научился не замечать их. А я всё еще не понимала причин моего состояния. Перевернула весь Интернет, читала все подряд, что могло бы хоть как-то облегчить мои страдания. В итоге я запуталась совсем. Боялась даже думать о чем-то плохом – мысли же материальны! Стала бояться заболеть, умереть, страдать от боли, от горя, от всего подряд.

Стали пытаться с мужем зачать ребенка. Через полгода тест на беременность показал //.
Как же я обрадовалась! Моему счастью не было предела! Я летала, танцевала, пела! Муж был доволен, я несказанно рада – и вдруг пошли месячные. Подозрительно поднялась температура, силы уходили, слабость подкашивала ноги. И тут я поняла, что это не новый приступ. Я почувствовала себя больной по настоящему. Скорая увозит меня на срочную операцию – внематочная беременность. Через месяц после операции, после которой, естественно, меня крутило в приступах, мне делают еще одну операцию (неудачно сделали первую). После второй операции я очнулась в реанимации. Начало колотиться сердце. Я позвала медсестру, она о*уела от показаний датчиков, которыми я была опутана. Вызвали врача, притащили кардиограф, облепили меня присосками и сняли кардиограмму. Тахикардия, аритмия, что-то там еще… Врач ходил, ходил вокруг меня и вдруг спрашивает: «А у вас, случаем, не ВСД?». Завязался разговор. Врач стал называть симптомы, а я подтверждала их наличие у себя. Мы побеседовали об этой болезни, он велел медсестре бахнуть мне укол успокоительного и удалился. Сказал, что ВСД не лечится, но посоветовал после выписки пройти лечение в отделении неврозов. Пока я лежала в гинекологии, у меня стал отказывать язык. Не могла выговорить длинные слова, букву «р». Жутко испугалась. От испуга скакало давление. Я выпила весь пустырник на посту у медсестер, мне постоянно ночью кололи димедрол, потому что я не могла в панике уснуть. Бродила по коридору, боялась, что упаду в обморок и звала на помощь. После выписки из гинекологии я перестала есть. Пила чай и жевала конфеты. Вес снизился на 10 килограмм. Дома не могла уснуть ночью. А днем меня мучала жуткая слабость и отвращение ко всему и всем. Плакала, страдала, мучалась, терпела. И вспомнила про ВСД и отделение неврозов. Поплелась сдаваться врачам.

В отделении неврозов и психотерапии – как в сказке. У порога встречает симпатичный охранник в костюме и галстуке, медсестры мега-вежливые, обстановка как в спа-салоне – вокруг диваны, шторы, ковры, свечи, арома-лампы, музыка приятная играет, вкусно пахнет лилиями. Меня приняли на двухнедельное лечение. Утром уколы витаминов, завтрак, куча таблеток (антидепрессанты, успокоительные, снотворные, витамины, глицин и еще что-то, не помню), потом массаж, релаксационный отдых в комнате с большим белым ковром и телевизором на стене, затем консультация с психологом, контроль давления и уход домой. Я начала пить антидепрессанты. В первую же ночь после приема я проснулась в холодном поту и болью за грудиной. Побежала на кухню за валерьянкой, увидела в зеркало свои глаза и офигела – огромные черные зрачки. Испугалась, почувствовала волну приступа, побежала на кровать, чтобы не упасть. Еле доскакала. Ноги подкашивались и в голове всё плыло. Легла и поняла, что мне так плохо, что прям ваще! Разбудила мужа, кое-как объяснила ему, чтобы он вызвал скорую. Голос снова не слушался меня. Буква «с» выговаривалась со свистом, а мягкие согласные вообще не выговаривались. Муж набрал номер скорой, там попросили передать трубку мне. Я усиленно выдавливала из себя звуки речи, но тетенька на другом конце меня сразу поняла. Пояснила, что это приступ паники, что он пройдет, если я успокоюсь, и сказала мне дышать в пакет и принять валерьянки. От сердцебиения посоветовала кратковременно зажать пальцем на шее артерию сбоку, а еще вдохнуть и не выдыхать долго, надувая живот как мячик. Муж принес мне валерьянки, я уснула. Меня ободрили слова тетеньки, что приступ пройдет. И он прошел. Правда, не сразу, а постепенно, в течение нескольких дней. В отделении неврозов мне пояснили, что эти приступы – не панические атаки. А ВСД подтвердили. Лечение я не закончила, потому что от лекарств постоянно спала. И сон был тяжелый, мощный. Аппетита так и не было. А постоянные позывы зевоты так устали мои челюсти, что они болели. Давление продолжало скакать – то низкое, то резко поднималось. Дома на моем столе стояли десятки коробок и пузырьков с таблетками, как у старой бабушки. На работе я еле-еле дотягивала до обеда, ставила рядом два стула, накрывалась курткой и засыпала. Будили меня под вечер, увозили домой. Начальство сжалилось надо мной и решило выгнать в отпуск. Я отказалась от лечения в психбольничке, взяла билеты на самолет и улетела в Сочи. Четыре дня в Сочи я боролась с тошнотой и страхами, и они прошли. Я начала кушать. Смотрела на себя в зеркало – худые ручки и выступающие ребра на боках. Пришлось купить новую одежду, потому что старая висела на мне. С 48-го размера я похудела до 44-го. Море, солнце, режим для, красоты природы. Самочувствие улучшалось. Вскоре в Сочи прилетели две моих подруги-коллеги, втроем нам было весело и интересно. Утром ходили на море, загорали, купались, гуляли. Днем спали в номере, вечером снова вялились на пляже. Экскурсии, горы, озера, пещеры, свежий морской воздух! Месяц я провела у моря. Домой, конечно, хотелось. Прилетела загоревшая, как уголек, худая, но румяная. Довольная, с кучей эмоций. Через три дня после приезда снова закрутило в груди. Но я знала, что это все в моей голове проблемы. Настроила себя на позитив, попила пустырника, боярышника. Через неделю успокоилась.

Сейчас я пишу этот рассказ, и так же страдаю от очередного сердцебиения и тревоги, но не обращаю на это внимания. Работаю, гуляю, общаюсь, веду обычный образ жизни. Лекарства почти не принимаю. Головные боли от таблеток не проходят. Терплю. Сердцебиение снимаю валакардином или боярышником.

Выводы за годы страданий:
- всем «коллегам» по несчастью выражаю респект за терпение. Это всё-таки тяжелая хрень… Всд-шники, крепитесь, нас много и мы до сих пор живы))) Мучения преодолимы. Я сочувствую всем, кто как и я страдает физически, а к физическим недомоганиям прирастают фобии, навязчивые страхи и мысли.
- позитивнее нужно быть, проще, меньше заморачиваться на всякой ерунде. Все в жизни приходит и уходит. А мусолить в голове всякий бред – так можно и жизнь пропустить же. Нужно руководить своими эмоцями, стараться брать их в узду, вовремя переключаться от возбуждающих факторов на нейтралку.
- плохое самочувствие – не повод паниковать. Нужно вздохнуть глубоко, расслабить мышцы лица, улыбнуться, закрыть глаза и просто поблагодарить вселенную за все то, что у нас есть, а не концентрироваться на выдуманных преувеличенных страхах непонятно чего.
- неприятные симптомы (у меня) возникают из-за спазма сосудов и мышц, вызванного стрессом. Все же понятно. Болезнь не смертельна, хотя качество жизни снижает. Нужно быть активнее, чем-то заниматься, отвлекаться, общаться, только не сидеть дома и не допускать самоедства. Медитации и ауторинг очень помогают. Оглянитесь вокруг – комната, в которой вы сидите, оклеена, допустим, синими обоями. В комнате мебель коричневая, черный стол. Это все, что мы видим. Это явное, реальное. А все, чего мы боимся – этого нет, это просто кривые мысли в наших головах. То, чего мы боимся – смерти, рака, автобуса, балкона, общества – это нереальное. Это всего лишь мысли, они угрозы не предоставляют. Этого не существует. Это фантазии. И почему-то другие «нормальные» люди не боятся этого. И рвота, и духота в автобусе, и сквозняки на балконе, и болезни – это НОРМАЛЬНО. И не смертельно. Мы боимся-то не чего-то, а своей реакции на это что-то. Вот в чем суть.
- есть простые и действенные методики избавления от приступов страхов. Мне, например, помогает метод ничегонедуманья в течение нескольких минут. Нужно постараться отгонять любые мысли из головы как можно дольше. Это сложно, но помогает. Еще помогает общение с родными, с животными, рисование, походы по магазинам, готовка, уборка, короче говоря – отвлекательная терапия. Страхи можно прогонять. Ну вот к примеру страх тошноты. Я боюсь кататься на аттракционах, вдруг вырвет. Боюсь до жути. И так меня это достало, что я взяла и прокатилась на американских горках. Не вырвало. Даже не затошнило. А на водных аттракционах вообще огромное удовольствие получила. Хотя есть одно «но» - одни страхи уходят, а на их место сразу приходят другие…
- транквилизаторы и антидепрессанты – дело лично каждого (принимать или не принимать). Меня напрягает, что они из меня делают овощ.
- не надо делать слона из мухи. Мнительность и склонность к преувеличению – наша общая черта. У меня часто так – вижу машину скорой помощи на улице – фак май мозг, плохая примета, она едет за мной! Ну бред же! Или цифры на номере автомобиля такси. Три шестерки – не поеду))) Гребаная мнительность. А еще я боюсь примет. Самых дурацких. Борюсь с этим. Стало смешно от самой себя даже)))
- из наблюдений: часто стала обращать внимание, что окружающие здоровые люди живут в таких же условиях, как и я. И они не боятся всего того, чего боюсь я. Стала просто перенимать их манеру поведения. Пример: девочка-коллега страдает гипертонией. Часто ее тошнит и бывает рвота. Она спокойно это переносит, часто смеется над собой, позитивно выходит из ситуации. А я чем хуже? У меня вообще рвоты нет, а я ее боюсь. Вот лох))

Всем-всем-всем желаю отличного настроения!
Ребята, мы достойны счастливой жизни. Переосмыслите свою жизнь.
Будем же счастливы! С ВСД или без… That is all in your head
« Последнее редактирование: Сентябрь 25, 2014, 19:00:23 от Диб » Записан
загрузка...
Star1979
Новичок
**

Репутация 3
Offline Offline

Сообщений: 29
Дневник: Читать>>


Если уж метать икру, так только черную.


« Ответ #1 : Июль 25, 2011, 08:46:18 »

Спасибо Вам за заряд позитива! Я с вами солидарна. Несмотря на недомогание, нужно находить в себе силы жить, отвлекаться от приступов, от мыслей о приступах!
Записан

малыш
Заслуженный АНТИВСД-шник
********

Репутация 68
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 3374
Дневник: Читать>>


уйдите прочь, мои печали!


« Ответ #2 : Июль 25, 2011, 14:42:57 »

Я преклоняюсь! ulibkaМогу только спросить:так со вторым мужем вы остались?Он знает ЧТО у вас?Почему вы столько времени молчали и не говорили?Страх,что не поймут?Примкт за ненормальную?(кстати,эти страхи у меня прошли первыми).Я мужу сразу же все выложила,и первому,и второму.Пусть знают и решают-хотят ли они с таким человеком связать жизнь или нет?И еще,я бы не смогла САМА,ОДНА улететь на отдых(хотя очень хочется)От всей души желаю здоровья и поменьше приступов!
Записан

Командовать парадом буду Я!!!
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  



 
Перейти в:  


Страница сгенерирована за 0.119 секунд. Запросов: 24.
Интересное о лекартвенных препаратах при ВСД


Rambler's Top100


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251